бюро независимых экспертиз


Хабаровский “Технополис” - сладкий сон мэрии

Который раз, весьма приятно, видеть призывы к делу (сразу вспоминается знаменитое: “В дорогу ...”). Очень хочется верить, что наконец-то пришли деловые люди с хорошей идеей и готовой программой. Дождались, в общем!

Но нет, не все гладко в королевстве датском (читай хабаровском). Новая газета “Мой город” очень хвалит мэра Хабаровска П.Филиппова за его заботу о горожанах и горячо благодарит за поддержку проекта “Технополис”. Этот проект разработан и продвигается движением “Мой город”. Цели у этого движения самые благие. Чего не скажешь о самом проекте.

Его основные параметры таковы:

  1. цель - повышение уровня жизни (кого, чего?...);
  2. задача - подъем промышленной индустрии города: машиностроение, легкая и пищевая промышленность, сборочные технологии, наукоемкое производство (почему промышленной?);
  3. срок реализации 1999-2010 гг. (почему 11 лет, а не 13,5?).

Кратко о самом проекте говорит его руководитель О.Потемкин. “Технополис” - проект по созданию в нашем городе специальной экономической зоны с мягким налоговым и таможенным климатом. Для этих целей постановлением мэра Хабаровска условно обозначены границы территории площадью 820 га: 590 из них расположены в Железнодорожном районе и 230 - в Краснофлотском. В основном это пустующая земля. ...местная власть сегодня должна собрать в кулак все то, что может быть превращено в деньги, будь то имущество или бюджетные гарантии. И на эти деньги начать строительство двух-трех серьезных промышленных объектов, прошедших не менее серьезную экономическую и общественную экспертизу, ориентированных на выпуск конкурентоспособной продукции. А далее - кропотливая работа по поиску “точек роста”. Мы должны выйти на мировой рынок технологий и “примерить” на себя эти производства”.

Обозначив рамки проекта, сделаем анализ его положений. Для начала разберемся, что означает слово “технополис”. Термин “полис” с английского переводится как политика, “техно” - и так понятно. В целом это слово обозначает техническую политику. Далее в мировой экономической практике есть понятие СЭЗ - свободная экономическая зона, а также ЗЭБ - зона экономического благоприятствования. Причем первая подразумевает особый режим для иностранных инвестиций и льготный таможенный климат, вторая основана на льготном налогообложении и специальном инвестиционном законодательстве в основном для отечественных производителей. Отсюда, становится непонятно, почему экономическая зона называется технополис, тогда как в мире эти образования (технополисы) служат для передовых наукоемких технологий с иностранными потребителями. А мы предполагаем, назвать таким образом зону отечественного производства стандартного профиля с отечественными потребителями (иначе для кого создаются сборочные технологии, машиностроение, легкая и пищевая промышленность).

Далее, проект предусматривает выпуск конкурентоспособной продукции на внутренний рынок, а затем на мировой. Причем сами технологии покупаются на западе. А кто сказал, что они нам продадут передовые и конкурентные технологи? Неужели наша наука не в состоянии их разработать сама? Или необходимо какое-то ускорение?

Где перспектива проекта, в каких отраслях? Если - в перечисленных выше, то, к сожалению, это неверно. И уж тем более трудно представить себе создание и загрузку 15 000 рабочих мест в названных направлениях промышленности. Дело в том, что эти направления не учитывают современные тенденции в характере труда, размещении промышленности и расселенческой политике. Проект рассчитан на приоритеты вчерашнего дня. Отсюда можно сказать, что стратегически “Технополис” непригоден для реализации.

Почему для размещения проекта взяты пустующие земли Железнодорожного и Краснофлотского района. Откуда известно, что они пустые? За них никто ничего не платит? Помилуйте в этих районах пустые земли либо рекреационная зона, либо пашня (поля бывших пригородных совхозов вплотную примыкают к территории района). Других там просто нет. Далее почему за базу взяли именно эти районы: инфраструктурный и спальный. Известно, что в одном, отдельно взятом, районе революцию (читай - экономический рай не построишь). Кажется прошедшие семьдесят лет доказали ошибочность этого ленинского тезиса. Иначе эта зона, будет всегда находится среди прочих рыночных акул и вынуждена будет принимать меры защиты от внешних посягательств. В этом случае необходимо выделять в экономическую зону весь Хабаровск (скорее даже Хабаровский край либо его часть) но не как уж часть города.

Очень красноречивы (см.выше - интервью О.Потемкина) приведенные примеры с пивом “Балтика” и сигаретами из Санкт-Петербурга. Не, вдаваясь в подробности с пивом, остановимся на питерских сигаретах. Во-первых, американский концерн Р.Дж.Рейнольдс в 1992-1993 гг. купил за небольшую сумму свою собственность (б.фабрика им.Урицкого, сейчас Р.Дж.Рейнольдс-Петро), незаконно отобранную у него во время революции. А в 1998 году весь международный бизнес этой американской компании, в том числе и в России, скупила японская государственная “Джапан Тобакко”. Так что, фабрика эта теперь японская, и это видно по продуманной ценовой и маркетинговой политике крупнейшего производителя сигарет в России. Кроме того, и американцы и японцы - инвесторы богатые и имеют возможность вложить немалые средства в модернизацию производства и переобучение персонала. Тем более, что с нуля ничего создавать не надо, все готово: мощности, персонал, торговая сеть и огромный рынок сбыта. Пример по Дальнему Востоку - Бикинская табачная фабрика. Где обещанные инвестиции, продукция, дополнительные доходы бюджета и новые рабочие места? Эта фабрика ни дня не работала, а сколько надежд подавала!

Привлечение американских промышленных проектировщиков из “весьма известной” фирмы с 15 филиалами в разных странах очень подозрительно. У нас разве своих нет? Такой шаг - прямой удар по экономической безопасности России. Особенно в рамках создания современной лаборатории промышленного проектирования, интегрированной в мировое пространство. Таким образом, мы отдаем наши промышленные и технологические секреты своим зарубежным конкурентам. И после этого пытаемся производить конкурентоспособную на мировом рынке продукцию? Еще один минус проекту “Технополис”.

И, последнее. Налоговый режим специальной экономической зоны предполагает освобождение производителей от местных налогов. Но местные налоги составляют всего 10-12 процентов от всех налоговых поступлений. А выпадающие доходы бюджета существуют реально, так как рабочая сила не прилетает к нам с Марса а переходит с других городских предприятий. Нагрузка на инфраструктуру увеличивается, в том числе и на жилье, а отчисления уменьшаются. С одной стороны, уменьшение дохода за счет сокращения работающих вне “зоны”, с другой - за счет специального налогового режима “зоны”: в течение первых трех лет местные налоги не платятся, потом отчисления растут по специальной системе. Примечательно, что местные налоги состоят из отчислений на подготовку города к зиме, на милицию, на жилье, на объекты соцкультбыта и др., т.е. именно за счет чего обеспечивается функционирование инфраструктуры.

Подводя итог сказанному, отметим, что намерения проекта “Технополис” благие, но средства реализации хуже некуда. Я понимаю, что разработчики проекта не провели должную предпроектную подготовку и поэтому, так много нареканий к нему. Но куда смотрит Мэр города! Разве он не может обратиться к профессиональным экономистам за экспертизой проекта? Ведь у него и власть и ответственность за судьбы горожан выше, чем у любого другого жителя Хабаровска.

О.Краюшкин, эксперт ДВ НАН
2000г.

Примечание: данная статья была написана в начале 2000 года, когда мэром города был П.Филиппов. С той поры этот проект благополучно "приказал долго жить", хотя сама по себе идея весьма интересная.


© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: