бюро независимых экспертиз


Рэкет в региональной упаковке

Именно такое название просится к статье опубликованной в газете «Тихоокеанская звезда» от 1 сентября с.г. В оригинале она звучит так «Широтный пояс-ловушка» как модель процветания Дальнего Востока». Предлагается новая стратегия развития Дальнего Востока. Статья идет в форме беседы корреспондента газеты с директором Института экономических исследовании ДВО РАН П.Минакиром. О чем речь?

Прежде всего априори утверждается, что Дальний Восток должен иметь «свое место» в АТР?!! Прежде всего отметим, что никакого АТР не существует. Есть просто ряд стран близких географически, которых некоторым удобно называть единым именем. Но сами страны единым социально-экономическим и государственным «организмом» от этого не стали. Это по-прежнему Китай, Япония, Корея и т.д. И они являются в чем-то партнерами, а в чем-то жестокими конкурентами. Поэтому считать, что «мы в АТР» можем что-то занять по меньшей мере наивно. Далее. Что такое Дальний Восток? Это практически такой же набор географически близких субъектов федерации, которые при всем желании не могут быть единым объектом. Стало быть считать, что этот мифический объект может занять какое-то место тоже нельзя. Другими словами, мы пытаемся оперировать географическими терминами в социально-экономическом поле.

Еще одна тонкость, упоминаемая, но не анализируемая в статье – политика. Например, идет речь о неких торговых группировках, тот же АСЕАН и пр. Почему-то считается, что эти группировки есть клубы по интересам и мы (Дальний Восток и в его лице Россия) обязательно должны в них участвовать. Во-первых, это не клубы по интересам, во-вторых, мы туда не попадем ни при каких условиях. Эти торговые группировки созданы для защиты своих интересов. А такие общие интересы у стран этого региона есть, например, защита от экспансии США и Евросоюза, и потребность в ресурсах той же России. Но, каким образом, колония (а именно так эти страны рассматривают российский Дальний Восток) может претендовать на статус метрополии совершенно неясно. Отсюда вытекает, что предлагаемые способы внедрения в АТР – не более чем досужие размышления, так как не учитывают реальные факторы противодействия этому внедрению.

Следующий факт, упоминаемый в статье – конкурентоспособность Дальнего Востока в сопоставлении с другими. Кто именуется «другими»? Это регионы из центральной России, это Сибирь и прочие субъекты Федерации. Во-первых, с понятием «Дальний Восток» мы уже разобрались, теперь разберемся с конкуренцией. Почему-то Дальний Восток сравнивается с Центром, Сибирью, а не, скажем, с Китаем, Японией или Кореей? Почему не сравнить в плане конкуренции, например:

Это реальные конкуренты, а не мифические «Сибирь» и «Дальний Восток». Кстати, такое региональное сравнение закрепляет сырьевую специализацию Дальнего Востока (да и любого другого региона тоже). А ведь со всех сторон постоянно слышатся разговоры про уход от сырьевой специализации в пользу обрабатывающей, о повышении доли добавленной стоимости в экспорте и пр. Как можно этого добиться, если мы пытаемся соревноваться с другими регионами в стиле «кто больше вывезет сырья»?

В этой связи интересно «признание» П.Минакира о 15-летних пустых разговорах о развитии Дальнего Востока. Во-первых, кто сказал, что 16-й год этих разговоров будет результативным? Во-вторых, столько времени прошло с начала становления российской государственности и местные экономисты могли давно себя проявить в полной мере как реальные знатоки хозяйства. Однако же этого не произошло. Почему? Выскажу, возможно, крамольную мысль о том, что все их «умствования» суть благие пожелания и поэтому никому не нужны.

Например, за последние годы не было недостатка в различных стратегиях развития Дальнего Востока. Многовариантность развития за последние 10-12 лет уменьшилась количественно: было 13 вариантов сценария развития, стало всего четыре:

  1. предполагается значительная государственная поддержка региона на начальном этапе и создание предпосылок роста на принципах самофинансирования за счет структурной перестройки экономики региона;
  2. традиционная (экспортная) ресурсная специализация региона. Центральной идеей является закрепление и развитие экспортной специализации (подчеркнуто мной – О.К.) региона на основе эксплуатации природных ресурсов как основы социально-экономического развития в первой четверти XXI века;
  3. «Китайская карта» - интеграция в АТР через втягивание Китая в экономику Дальнего Востока;
  4. формирование открытой модели развития региона. В этом сценарии ориентация на экономическое сотрудничество со странами АТР и СВА также является абсолютным приоритетом, однако включение в международное сотрудничество осуществляется без привязки к какой-либо конкретной стране.

Коротко суть этих сценариев можно охарактеризовать так: «вот приедет барин, барин нам поможет». Проблема в том, что «барин» т.е. внешний инвестор не придет и не поможет, пока мы сами себе помочь не сумеем. А наши «гении экономической мысли» 15 лет рассуждают о том, что:

  1. наше процветание целиком и полностью зависит от иностранной помощи (интересно, на чью мельницу они воду льют); и
  2. наш регион (Дальний Восток?!!) надо каким-то образом «включить» или втиснуть в АТР, ибо по-другому мы развиваться не сможем.

Бесплодность этих досужих умствований видна невооруженным глазом. Так, почти все специалисты вышеназванного института в списке литературы ссылаются на книгу гарвардского профессора М.Портера. Проблема в том, что из них мало кто видимо читал ее. Кроме знаменитой модели 5 факторов конкуренции, он очень ясно доказал, что развитие территории и ее экономический рост может произойти только в случае опоры на собственные силы и использование каких-либо территориальных преимуществ. Он предельно четко обозначил, что никаких иностранных инвестиций не будет до тех пор, пока мы сами твердо не встанем на ноги. Это легко проиллюстрировать:

Отчетливо видно, что за 10 лет т.н. «стихия рынка» пришла к естественному состоянию нормального развития (без всяких перекосов), которое можно и нужно использовать. Почему это не видят специалисты экономического профиля – непонятно.

Иначе говоря, экономика идет своим курсом, а «экономисты» своим. Причем чем дальше, тем все больше их пути расходятся в разные стороны.

Что же нам предлагается кардинально нового и необычного на этот раз? Видимо, статус грядущего Дальневосточного международного экономического конгресса оказался настолько заманчивым, что наружу «вырвались» самые яркие и несбыточные идеи. Например - «широтный пояс-ловушка». Ее суть заключается в следующем: перехватывать экспортные потоки сырья, энергии и «отжимать» часть из них в свою пользу. Например, так: экспортный лес-кругляк из Сибири делится на 2 части – 70% идет необработанным, а 30% мы оставляем на месте и обрабатываем. Другими словами, это можно назвать «рэкетом», т.е. мы заявляем всем остальным, что они должны нам отдавать часть прибыли только за то, что мы есть на этом месте (или вообще за то, что мы такие «ушлые»). При этом все аргументируется очень просто – мы не можем с ними конкурировать, поэтому будем «рэкетировать».

Думается, что мы не можем конкурировать с ними из-за того, что у нас разных «гениев от экономики» больше чем надо. И потом, кто сказал, что:

  1. отправители экспорта согласятся на наши условия и не пойдут искать обходные пути;
  2. получатели экспорта согласятся покупать продукцию в меньших масштабах и частично по более высокой цене?

Отлично видно, что четкий отрицательный ответ на любой из этих вопросов и вся идея «широтной ловушки» рассыпается в пыль. А такие ответы долго ждать не придется, значит идея заранее обречена на провал.

Пример с Китаем, где подобная политика имеет место (т.н. промышленно-экспортная дуга) неадекватен. Во-первых, там несколько другая социально-политическая система, во-вторых, там есть законодательная поддержка на уровне центрального правительства развития приграничных территорий, в том числе и по геополитическим мотивам.

Наша социально-политическая система всем ясна, что «строим» - тоже понятно, а насчет государственной поддержки – все разговорами об этой самой поддержке и заканчивается, реальных сдвигов в этом направлении нет.

В этой ситуации предлагать рэкет или перехват (по научному) соответствующих ресурсных потоков – есть чистое самоубийство. Во-первых, не дадут, во-вторых, эти потоки быстро уберут «с глаз долой», подальше от соблазна их перехватывать. В-третьих, предлагаемый «перехват» коснется, максимум, 1-2 субъектов Дальнего Востока (Хабаровский и Приморский края), но не всего региона в целом.

И о каком «процветании Дальнего Востока » в этом случае может идти речь?

О.Краюшкин
эксперт ДВ НАН
2005

© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: