бюро независимых экспертиз


В КАКУЮ СТОРОНУ ИДЕМ!

Однажды ошибясь при выборе дороги,
Они упрямо шли, глядя на свой компас,
И был их труд велик, шаги их были строги,
Но уводил их прочь от цели каждый час.
В.БРЮСОВ

Рассуждая о региональном экономическом развитии трудно подобрать более подходящий эпиграф к нынешней ситуации. Сегодня территориальное развитие во многом повторяет шаги федеральных управленческих структур. С их ошибками и недочетами. Это касается растущего территориального сепаратизма и регионализма (хотя эти процессы в большинстве случаев вызваны именно ошибками в пространственном территориальном развитии), но видеть различия среди территории России и проводить соответствующую политику еще не решаются. Это затрагивает такие области управления, как: экономическая, производственная, налоговая и социальная сферы. Причем в зависимости от уровня развития территории и ее насыщенности ресурсами должны стать приоритетными те или иные сферы управления. Кроме того, для успешного результата необходимо наличие продуманной и четкой стратегии развития, иначе все хорошие предложения и дорогие управленческие усилия окажутся лишними.

Современное положение Дальнего Востока характеризуется одним словом - плохое. Огромные расстояния для завоза необходимых товаров, завышенные транспортные и энергетические тарифы, малопригодные условия для проживания населения сделали его непривлекательным (как ранее) объектом для миграции людей, а также привели к неконкурентоспособности выпускаемой здесь продукции.

Предложения местных и центральных экономистов по поводу изменения этого положения не блещут новизной: снижение-стабилизация-рост. Поясним это более подробно. Сначала необходимо добиться снижения темпов падения(!) экономики территории (страны), затем стабилизировать ее в некой нижней точке, а затем должен пойти экономический рост. Налицо волнообразное движение: спад, остановка, подъем. Все дело в том, что мало кто из них объясняет - за счет чего предлагается все это сделать. Как правило предлагаются разные отрасли промышленности: легкая, пищевая, тяжелая, горнодобывающая и т.д. Но как только, к анализу подключают “внешие раздражители” - прочие государства, выясняется, что так называемые “локомотивы” роста хороши только в полностью закрытой экономике, без иностранных конкурентов. А они не дремлют и делают свое “черное” дело - мешают жить нашим экономистам и насыщают наш рынок недорогой и качественной продукцией, либо выигрывают борьбу на других рынках тем же самым (это особенно видно на примерах рынка алюминия, нефти, газа).

Помимо всего прочего, эти предложения часто ориентированы на “вчерашний день”, т.е. на ту промышленно-экономическую систему, которой практически уже нет. Сегодня активно зарождается новая социально-экономическая среда, основанная на других принципах функционирования. Причем эти изменения являются только отражением тех процессов, которые происходят в человеческом обществе. Повышение образованности способствует большей мобильности рабочей силы. Развитие массовой информатизации повышает производительность труда и качество выпускаемой продукции, снижает издержки и время реакции производителя. Кроме того, наличие большого числа высокообразованных рабочих и служащих в корне меняет структуру рабочей силы и, соответственно структуру экономики и динамику спроса-потребления.

Приведем один пример. В США люди, имеющие высшее образование (а это примерно 25% населения), производят около 54% валового национального продукта. Это при том, что Америка вкладывает в развитие образования примерно 6-8% ВНП в год. Простой подсчет показывает, что рентабельность этих вложений в “человеческий капитал” составляет почти 800 процентов.

Важность этих новых компьютерных технологий просто нельзя не учитывать. Хотя глобальные информационные процессы возникли не вчера и не сегодня. Они были всегда, но внимание исследователей, как правило, на них не заострялось. Только в последние два десятилетия, в связи с бурным развитием новых информационных технологий (НИТ) и компьютерных сетей всеобщего пользования, стали говорить о таких процессах. Хотя, по сути дела, эти процессы являются лишь следствием глобальных изменений в человеческом обществе (экономика, социальная сфера, техника и технология, науки о природе и человеке и т.д.). Помимо этого, сами изменения начинают протекать с большей скоростью чем ранее, что вызывает порой шок будущего или, как говорит О.Тоффлер -“футурошок”. Сразу вспоминается старая пословица, которая гласит: “предупрежден - значит вооружен”, так как только таким способом можно подготовиться к неизвестному будущему и принять его достойно.

Одним из эффективных способов добиться этого является образование. Например, в начале века, по традиции во многих странах была развито общее среднее и техническое образование (особенно высшее). Это привело, впоследствии, к огромному скачку в технико-технологическом развитии. Надо сказать, что среди естественных наук и учебных дисциплин, процветали те, кто был близок к технике. Это положение позволило почти всем развитым странам в середине века совершить прорыв в экономической, социальной, технической сфере и создать, весьма малочисленную и обособленную, группу с огромным влиянием на весь остальной мир. Яркий пример: США и СССР (ныне Россия). Но во второй половине этого века развитые страны осознали, что гуманитарная подготовка имеет не меньшее значение перед технической, и стали активно наверстывать упущенное. А СССР продолжал вести обучение “по старинке” - техническое. В результате чего, в современной России, с избытком технократов и положение страны развивающегося типа. Причем это происходит в то время, когда массовое промышленное стандартизированное производство, на которую было ориентирована наша техническая образовательная система, уходит в небытие. Вместо нее возникает новая производственная среда, под названием “постиндустриальное общество”. Основой этого общества, выступает экономика, в которой обращаются не материальные предметы и ресурсы, а знания и информация. При этом главным производителем становится интеллектуал с гуманитарной подготовкой.

Заметим, что глобализация предъявляет особые требования по части информированности и информатизации к деятельности человеческих сообществ. Во многом бурный научно-технический прогресс (НТП) в XX веке в немалой степени обязан этому. Приведем ряд аксиом, согласно А.Ракитову, в которых это подтверждается.

  1. Во второй половине XX века происходит непрерывное ускорение и резкое увеличение объема материального производства в сельском хозяйстве и, особенно, в промышленности.
  2. В основе этого ускоренного развития лежит непрерывно убыстряющийся процесс технических инноваций, приводящий к появлению новых технических устройств и продуктов, характеризуемых зачастую свойствами и качествами, отсутствующими в природе. Этот процесс носит революционный характер, так как сопровождается появлением совершенно новых технических принципов и решений и реализующих их технических систем.
  3. В качестве фундамента этого процесса лежит опережающий рост научных знаний. Это означает, что удвоение объема научной информации и, особенно знаний, происходит за все более короткие интервалы времени. В середине века этот интервал составлял для различных научных дисциплин 10-15, а в наиболее продвинутых областях - 5-7 лет. В настоящее время он сократился почти до двух лет. Появление качественно новых знаний и быстрое увеличение их объема - главный источник технического прогресса.
  4. Для обеспечения ускоренного развития техники рост знаний должен опережать темп технических инноваций, при этом рост фундаментальных знаний должен опережать рост прикладных знаний.
  5. В отличие от предыдущих стадий научно-технического прогресса подавляющее большинство инноваций возникает как реализация научных знаний, а не как результат, не связанной с наукой, стихийной изобретательской деятельности.
  6. Постоянно сокращаются временные интервалы, отделяющие появление новых научных знаний, теорий, методов, теоретических схем и моделей от их инженерно-конструкторской, а этих последних от промышленной реализации. Усиливается тенденция к сокращению интервала, отделяющего теоретическое решение вопросов от практической реализации.
  7. Научно-технический прогресс изменяет характер труда, делает его более творческим.

Комментируя эти положения, заметим, что американские фермеры составляют в США примерно 4% от рабочей силы (хотя в начале века их доля была примерно 56%), при этом кормят не только самих американцев, но и добрую треть мира. Это говорит, с одной стороны, о высокой производительности их труда (при помощи новых технико-технологических устройств), а с другой стороны, свидетельствует о высоком уровне подготовки самих фермеров, иначе они не смогли бы управлять сложными сельскохозяйственными и сопутствующими им механизмами, а также уметь применять технологические достижения сельскохозяйственной науки.

Кроме того, по поводу экономического роста и удвоения объема научных знаний, сошлемся на Г.Громова, который еще в начале 80-х годов высказал мнение, что для увеличения производства (ВНП) на 1 процент, требуется удвоение необходимой для этого информации. Здесь видится прямая связь с быстрым экономическим ростом в последние 10-15 лет таких стран как США, Англия, Япония и др., что легко объясняется высоким уровнем капиталовложений в образование и науку. Как подчеркивает Н.Смелзер: “... система образования часто используется для удовлетворения потребностей экономики”. Это необходимо для подготовки требуемого количества рабочих и специалистов новых специальностей и повышения конкурентоспособности государства на мировом рынке. В этой связи необходимо отметить, что столь частое употребление понятия “конкурентоспособность” вполне обоснованно, так как сильное конкурентное государство имеет сильные позиции в экономике, социальной, духовной и культурной сфере. Отсюда общество, ограниченное рамками такого государства, считается развитым, перспективным и самодостаточным. Это государство (или общество) считается передовым по своему состоянию, лидером среди прочих государств. Тогда конкурентоспособность можно трактовать как способность быть первым среди равных. Как пишет Н.Смелзер: “... в странах, конкурирующих между собой в борьбе за мировой рынок, быстро осознали, что превосходство в промышленном развитии тесно связано с более высоким уровнем образования”. Отсюда вытекает требование такого порядка: промышленная конкурентоспособность страны тем выше, чем выше ее уровень образования. За примерами, далеко ходить не надо: США, Япония, Германия, Англия, практически все эти страны являются мировыми лидерами не только в промышленном и финансово-экономическом плане, но и в образовании. Иначе говоря, вложения в образование не только приносит весьма ощутимую прибыль, но и позволяет закрепить свой успех концентрацией на выбранных направлениях фундаментальных научных разработок, для создания нового технологического задела. Это позволит им в скором времени создать прочную основу для новой экономики (“постиндустриализма”), в которой главной производственной силой являются знания, а производственным ресурсом - информация.

В то же время, справедливо замечает Г.Громов: “... вне зоны применимости конвейера - исторического ядра современной промышленности - возникает ежегодно, слой за слоем, все более широкая сфера самых разнообразных технологических решений, ориентированных на тот или иной обычно территориально локальный и резко изменчивый во времени круг задач той или иной конкретной группы потребителей. Огромное и постоянно растущее многообразие таких технологий питается, как правило, научно-техническими идеями относительно небольшого числа так называемых базовых технологий. Поэтому страна, которая длительное время контролирует процесс создания таких базовых технологий, обладает критически важным для современной экономики научно-техническим потенциалом”.

Таким образом, - подытоживает он, - на современном этапе качественной эволюции мирового промышленного рынка основной по значимости продукцией ведущей группы наиболее передовых в научно-техническом отношении предприятий, контролирующих поверхность “сферы технологии”, оказываются уже не столько выпускаемые ими материальные товары, непосредственно реализуемые на мировом рынке, сколько генерируемые при этом профессиональные знания, многократно используемые затем поэтапно во всех нижележащих слоях “сферы” десятками, сотнями и тысячами различных предприятий для создания постоянно растущего числа новых локальных технологий.

Например, сеть Интернет (технология Интернета разработана в США в конце 70-х годов для военных целей). В 1993 году в мире было всего 1,31 миллиона зарегистрированных хостов Интернет (хост - узловой компьютер сети через который компьютеры-пользователи обмениваются информацией и служащий для них выходом в сеть. К каждому хосту может быть подсоединено от 2 до 20 компьютеров-пользователей). В 1999 году хостов стало 72,4 миллиона штук. Впечатляющий рост налицо, причем в десятки раз. Заметим, что в последнее время темпы роста увеличились и ежегодно Сеть вырастает на 50-60 процентов.

Возвращаясь к экономике Дальнего Востока и его положению среди стран АТР, отметим, что вплоть до настоящего времени практически все экономики растущих стран и регионов СВА, за исключением Японии и Южной Кореи, ориентированы скорее на внутренний, чем на внешний рынок, что создает потенциальные стимулы для участия России и Дальнего Востока в обеспечении расширяющегося спроса в этом субрегионе.

Отсюда, необходимо разработать такую линию экономического развития, чтобы она учитывала как имеющиеся преимущества региона (богатые сырьевые ресурсы), так и будущие (сильный научно-технический и образовательный потенциал). В этом случае интересен краткий анализ позитивного зарубежного опыта, например японского.

В быстро изменяющемся мире новейших технологий Япония имеет безусловное преимущество перед всем остальным миром из-за способности постоянно отслеживать развитие технологий у своих конкурентов в разных странах. Но уже сегодня Японию догоняют и теснят ее ближайшие конкуренты и соседи по региону. Даже в таких областях, как производство полупроводников и компьютеров, южнокорейские конгломераты “Хюндай”, “ДЭУ”, “Самсунг” и “Голдстар” закупают новейшую американскую технологию и осуществляют крупные капиталовложения с целью перегнать Японию в XXI веке. Это хорошо видно на примере электронной промышленности. Сегодня аудио и видеотехника из Южной Кореи практически не уступает японской по качеству, но ниже в цене. Кроме того, существует ряд корейских и тайваньских фирм - производителей комплектующих для ПК, которые успешно обгоняют японских производителей соответсвующего оборудования.

Именно поэтому, как один из мировых лидеров, Япония должна двигаться со скоростью света, для того чтобы успеть реализовать свое преимущество в технологии. После того как появились супер-ЭВМ, Интернет, экспертные системы и спутниковая связь, это преимущество измеряется несколькими днями, если не часами. Уже сегодня информация доступна для любого готового за нее заплатить.

Исходя из этого, в скором будущем японское правительство уже не заставит промышленность танцевать под свою музыку. Этот тяжеловесный подход требует слишком много времени и не срабатывает с быстро развивающимися компаниями наукоемких отраслей. Прогнозирование, предугадывание, а не реагирование выходит на первый план. Новая роль правительства состоит в том, чтобы быть катализатором, стратегом, советчиком, даже нянькой - каким-то гибридом между “фабрикой мысли” и консультационной фирмой.

В свое время Япония прославилась тем, что активно развивала программу “Технополис” для повышения качества и количества научно-технических разработок. Надо отметить, что в определенной мере, эта программа “сработала”, хотя ее эффект был не таким как ожидалось.

В целом, всю японскую стратегию обеспечения лидирующих позиций можно разделить на две части - направленную “вовнутрь” и “вовне”. Политика, направленная вовнутрь, нацелена на развитие инфраструктуры, состоящей из технологии, исследовательских центров, рискового капитала и телекоммуникаций. Так, совместные научно-технические программы МВТП (Министерство внешней торговли и промышленности) рассчитаны на формирование критической массы исследователей, которые помогут Японии превзойти Запад на важнейших направлениях научно-технического прогресса. Эти программы должны дать более 60 тыс. изобретений, на основе которых могли бы развиваться самые разнообразные рисковые предприятия. Хотя в основном от потока изобретений выиграют крупные компании, МВТП старается облегчить доступ к ним также мелким и средним фирмам. Для этого предусматривается поощрение связей между мелкими и крупными участниками научно-технических программ и обеспечение технической помощью через региональные научно-технические центры. Так как более 80% рабочей силы Японии занято в этом секторе, МВТП поощряет образование банками и финансовыми компаниями новых фирм по разработке программного обеспечения, аудиовизуальной передачи информации и телекоммуникаций. Эти отрасли образуют экономический каркас будущего.

Проведенный анализ, показывает, что в современном мире, такие понятия как конкурентоспособность, гибкость и динамичность приобретают первостепенное значение. Многие страны, по аналогии с коммерческими фирмами, стали разрабатывать программы достижения конкурентоспособности и стратегии развития. Причем, это касается не только целых государств, но и их территориальных единиц - они тоже конкурируют между собой в рамках единого организма.

Отсюда с полным правом, сказанное можно отнести к России и Дальнему Востоку. Огромные пространства страны вынуждают иметь для каждой территории свой подход и свои программы развития, с учетом местных преимуществ. Например, для Дальнего Востока это может выражаться в снижении налоговой нагрузки и приоритетном развитии науки и образования. Подчеркнем, не наукоемкие проекты, требующие огромных затрат, а именно образовательные и научно-теоретические. Создаваемая стратегия территориального экономического развития должна учитывать и базироваться на этих положениях, иначе мы опять будем развивать никому не нужное производство “дедовскими” методами, с деградацией региона и опасностью экономического поглощения.

Отсюда, предлагается обеспечить необходимый минимум господдержки: правовую, налоговую и информационную. При этом стратегия государственной помощи должна быть ориентирована на инновационные наукоемкие и образовательные проекты. Основная цель такой поддержки - повышение международной и межрегиональной конкурентоспособности Дальнего Востока.

Краюшкин О.В.
1999

© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: