бюро независимых экспертиз


парадоксы приватизации или частник в городе

Приватизация была задумана как средство для снижения влияния местной власти на перераспределение собственности. Хотя, на первый взгляд, устойчивое мнение, что собственниками становятся граждане, производственные коллективы, это далеко не так их делают прежде всего налогоплательщиками, а не собственниками. Последнее предполагает возможность развития льгот и гарантий для создания собственного дела. Эти гарантии, к сожалению, местная власть с подачи Центра не дает.

Зато появляются возможности ввести в дело богатых иноземцев. Так, можно ликвидировать производственные единицы в городе, крае самым "законным" путем (нанять капитал и сдаться). Т.е. создано (онаученное) средство выколачивания денег и ресурсов с территорий.

Правительство пытается освободиться от крупных программ (из-за отсутствия идеологии их реализации, средств и исполнителей). На места передаются все издержки, прошлые и настоящие долги. Теперь мы на пороге так называемой конкуренции должников, потому что производственнику не дано право переориентации объектов собственности, а старые функции сверху (ресурсное обеспечение программ и подготовка кадров) самоликвидировались.

Частный сектор, конечно же, не справится ни с одним из программных направлений (отсутствие степеней свободы приведет к еще большему бездействию, вспомним биржево-брокерские функции при нищете и производителя и потребителя).

Частный сектор повышает степень риска в решении программ выживания, так как он ориентирован только на прибыль, а не на повышение уровня управляемости производственными, распределительными и потребительскими отношениями (оборона, строительство, здравоохранение). Дезэффект и потери в организации приватизационных процессов разведут гражданские свободы и гарантии защиты прав потребителя по разные стороны баррикад.

Дело в том, что сегодня потребителя не от чего защищать, так как экономически у нас потребитель, как таковой, отсутствует: зарплата - фикция, продукты - проскальзывают в дыры потребительской корзины, производственник "не видит" потребителя. Приватизация при таком раскладе по своей природе - вновь монополия, а правительственные организации не имеют стимула вводить новации и сокращать издержки. Однако, по сути, такая монополия не монолитна. Производство услуг и действие этих услуг в государственном и частном секторах существенно различаются. Частник в любом случае заинтересован в государстве, а как потребитель заинтересован еще и в реализации потребностей и обеспечении самого короткого пути к достижению цели. Государству нужно лишь помогать частному сектору системой заключения контрактов, так как местные власти тоже заинтересованы в таких связях и могут предложить более выгодные альтернативные их варианты.

Можно предложить шесть компонентов расширенного использования ресурсов частного сектора (на местном уровне):

На первый взгляд, основной вопрос приватизации относительно прост (государство несет ответственность за этот процесс). Но сразу же встает вопрос о справедливости, т.к. в условиях финансового кризиса и налогового прессинга практически не возникает альтернативных инициатив в производстве и реализации услуг (например, превращение работников в население в урбанистических системах городов).

Вопрос использования нации (русских) и национальных меньшинств в регионе и за рубежом. Частные работодатели быстрее ориентируются, особенно в сферах город - село, пищевая промышленность - сельское хозяйство.

Местная власть меньше верит в "волшебство" рынка, т.к. не имеет опыта конкретной работы и слабо изучает примеры Южной Кореи, Тайваня, Гонконга и т.п. (т.е. локальных экосистем).

Огромное количество продавцов - частников при отсутствии службы маркетинга на местах уволит из сферы местного управления практически всю торговлю. Концентрация собственности в городах сегодня серьезно мешает власти, так как происходит нескоординированное перераспределение объектов собственности. В системах власти, производства и распределения возникают социально разрушающие течения неэкономического профиля (моральные, этические), основанные на личной выгоде.

Это аксиома рынка. Только вот в чем выражается такая выгода? Малоимущие неспособны участвовать в этой процедуре, и последствия могут быть трагическими. Общество провоцирует горожан (особенно горожан) на материальное обогащение. За счет известных операций горожанин немедленно получит солидное вознаграждение, чего селянин, к примеру, или неимущий лишен. Заботиться о социальных программах становится некому, несмотря на создание управляющих механизмов во властных и общественных структурах.

Поэтому, мы думаем, важно обсудить влияние приватизации на исторические ценности- права граждан и общества в рамках местных административных систем.

Прямой вопрос  «Как это происходит?» - здесь неуместен! Дело в том, что на уровне города сейчас смысл социального долга как функции значительно ослаблен. Это очевидно показывают на своем примере и представительные, и исполнительные властные структуры. Приватизация способствует также ослаблению местного политического и административного влияния и усиливает спад значения гражданских прав и свобод. Перемены на Дальнем Востоке, в т ч в Хабаровске, уже не несут смысла научно-технического прогресса, а приобрели во многом социальный характер этакого (рискованного) товарищества с ограниченной ответственностью. Посему логичнее любые меры по расширению влияния частного сектора за счет государственного, тщательно изучить как потенциальную угрозу общественному благополучию (казус в нищете всем вместе лучше, чем богатым - порознь). Поддержание общественного согласия на уровне концентрации ресурсов, форм собственности, кадров и населения (город) является нелегкой задачей. Хабаровск по раздробленности и миграционной подвижности - яркий пример того, как госсобственность - "город" не поддается приватизации горожанам - в основном пассивным и некомпетентным. Приватизация заставляет частника-коммерсанта обращаться за помощью к частнику - сыщику, разуверившись в госсистемах охраны личности. В то же время неограниченный рынок недвижимости (заводы, коммуникации) в отличие от села подводят нас к понятию "частного города". Дорогими становятся не только квартиры, но и обременительные (обязательные) городские услуги (частный город - общественное село). Возникают свои "частные" правительства в СП, компаниях и т.д. И если город захочет в процессе приватизации не упустить свой шанс, он должен внести свои преимущества в зал аукциона (идеи районов - договоры с компаниями как гарантии по социальному участию). Не дать разрушить материальную базу перераспределения гарантий по формам собственности. Не управлять этим преступно.

На местах власть теряет не просто доверие, она теряет объекты собственности.

Общественные ценности, поддерживаемые или отрицаемые представительной властью, могут быть сохранены и развиты только на основе активного исполнения предприятиями, организациями, отдельными гражданами своих личных задач, причем гарантия решения этих задач и есть основная функция администрации города.

Приватизация должна быть настолько добровольной, чтобы не позволить разорвать город, село на вотчины. Подгонять ее не надо, управлять необходимо.

Несколько слов о механизме управления приватизацией в городе. К сожалению, все объекты приватизируются с аукциона по одной схеме: объекты изначально подаются как яблоко раздора. Средства от торгов уходят в местный бюджет, где обезличиваются и обесцениваются. Комитеты по управлению имуществом лишь констатируют факт сделки, реально же не участвуют в судьбе предприятия. Нет оппозиции монополии комитетов, в природе приватизации это специально не заложено и не закреплено законодательно. Отсутствует предварительная независимая экспертиза объектов приватизации и участников аукциона. Необходим веер предложений по объектам, а не аукционные игры по вздутию цен.

Евгений Ерофеев
1996

© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: