бюро независимых экспертиз


РЕГИОНАЛЬНЫЙ МАРКЕТИНГ: "К ЧЕРНОМУ ПОЯСУ" ИЛИ ДО "ЧЕРНОЙ МЕТКИ"

Как мы ни мудрили в придумывании региональных рыночных условий, инструкций и терминологии, все это уже было и не далее как десять-пятнадцать лет назад в хороших начинаниях хозрасчета. "Было, было да прошло... прошло".

Осталось неистребимая статистика реалий и "планов громадье", которые завязли в периферии, как верстовые столбы в оползнях кювета (дорога, вода стала шире, простора и свободы больше, но ехать опасно: хозяина нет на этой дороге). Периферия, несмотря на ее пожелания и потуги, особенно здесь, на Востоке, по-прежнему сильна своим ВПК, слаба инфраструктурно по взаимодействию освоению территорий.

Серьезным проявлением прессинга по всей территории является все тот же госзаказ, только он теперь ориентирован не на производство, а на торговлю, что еще хуже, так оборотные средства централизованы (не выдаются - ищите сами), а вот налоги настолько централизованы, что не успев произвести, новоявленный акционер оказывается в маркетинговом цейтноте, где услуги Центра стоят дороже, чем произведенный и реализуемый на месте товар.

Дело в том, что на уровне инженерно-обустроенного района (например, Железнодорожный в Хабаровске, Первореченский во Владивостоке, порт Восточный в Находке) межотраслевые аспекты производства, потребления и коммерции наиболее отчетливо определяются и подтверждаются в основном региональными факторами развития, это как бы срез пропорциональности по каждой из сфер указанной триады и между ними в сочетаниях, зависящих от социального положения той или иной группы населения района, города. Конечно, для расчетов необходимы типологические оценки, особенно в части определения экспортно-импортных функций района, города.

Сегодня размещение объектов триады происходит совершенно стихийно. Стерта схема распределения их по территории на основе градообразующих принципов доступности, очередности, мощности, экологии и архитектуры.

За последние десять лет почти на 85% произошло перепрофилирование сфер активной деятельности горожан.

Размеры заработной платы, которые в большинстве случаев определить невозможно, сильно дифференцируют и производственные и, главное, потребительские ресурсы в районе, городе. Если ранее, почти треть (27,5%) всей суммы денежных выплат из фондов общественного потребления на Дальнем Востоке приходилось на пособия, то сейчас эти бюджетные сферы практически "обезжирены". При этом временная нетрудоспособность превратилась уже почти для 180 тыс чел. в крае, в т.ч. 90 тыс. чел. в г.Хабаровске, 8 тыс.чел в Железнодорожном районе, в постоянную, т.е. безработицу.

Закончен рост когда-то обещанных на конец века бесплатных льгот и услуг. Если бюджетный набор для северян в 1984 году был на 80-90% выше. чем в Хабаровске, и на 186-192% выше, чем в центральных районах страны, то сейчас этой статистики просто нет. На основании выборных данных можно лишь с определенной степенью достоверности говорите об уменьшении его соответственно наполовину относительно Хабаровска и Центра на 90-96%. И это при значительных изменениях и неточных расчетах демографических факторов.

Таким образом, классические формы распределения необходимого продукта по труду из общественных фондов потребления надолго утратили свои регулирующие функции. Я думаю, что не лишне напомнить эти функции:

О первом пункте и говорить не хочется: смертность уже серьезно замахнулась на дальневосточника.

Условий для «всестороннего» конечно же нет, так как сначала созданы надзирательно-карательные системы, а потом лишь страховые, но последние - скорее гримаса рынка, чем его улыбка простолюдину.

Минимум зарплаты, я уже не говорю о прожиточном минимуме, отвлекает человека от семьи, коллективных интересов, воспитывая искусственные стимулы стяжательства и издевательства. Естественно только прибыль становится измерителем результата (необязательно труда).

И вот при неярком свете искаженные эти самые функции рожают «чудовище» - плутократию. Это некое смешение разума, элитарной духовности, чванства, вредительства по любому поводу (эгоцентризма). Теперь именно эта система регулирует и компенсирует любые отклонения в социальной генетике классов, наций и народностей, территорий.

При этом напрочь игнорируются не только личностные, но и групповые особенности развития указанных объектов управления. Размеры и формы компенсаций в данном случае уже не играют регулирующей роли. Первых - всегда мало из-за инфляции и "форс-мажорных" обстоятельств экологической диверсии, аварии, неплатежи и т.п.); вторые просто несовершенны, так как исходят в основном от "короля", его настроения, амбиций и эмоций. Последние пять лет статистика по формам компенсаций в районах города, городе и крае не ведется

На сегодня это привело к "выгоде" - не работать, паразитированию в потреблении только за счет распределительных процессов: перевозок, кредитования, фондирования, передергивании контрактных целей (сброс цен по бартеру, недостачи и т.п.).

Сейчас обыватель затих не из-за того, что плох климат или мала зарплата. Он просто не может никуда уехать, закабален квартплатой, детским садом, дорогостоящими государственными услугами, цены на которые значительно выше, чем у слабенького частного сектора.

При абсолютном уменьшении численности занятых в работе "на государство", и несовместимости северных надбавок с северными медвежьими условиями жизни крупные проекты (строительство, инвестирование) летят из-за отсутствия структуры и программ их осуществления.

"Бизнес - планы", диктуемые нам зарубежными экономистами и технологами, мы уже проходили под флагом ЦЕЛЕВЫХ КОМПЛЕКСНЫХ ПРОГРАММ (ЦКП) развития предприятий, организаций, учреждений в начале 80-х годов.

А вот легкость, с которой мы отдаем информацию (да еще платим весьма щедро за то, что отдаем), умопомрачительна.

Никакие бизнес-планы (по-новому) не заменят ЦКП (по-старому), если статистика на нуле. Особенно в части анализа и экспертизы возможностей структурирования того, что еще не развалилось: дополнительных рабочих мест и минимума потребительских свойств продуктов первой необходимости. Можно уничтожить Хорский гидролизный или биохимический заводы засильем "иноземных" покупателей.

Можно свести на нет автотранспорт иномарок, особенно грузовиков и микроавтобусов, которые могли бы служить верой-правдой для многих, удавкой на горле цистерны с бензином. Но уничтожить поселок Хор, Железнодорожный район г Хабаровска, сам город - это не так просто.

Проще сесть и подсчитать, развивая региональный маркетинг, т.е. завести новую честную статистику производства, коммерции потребления на уровне района, города.

Евгений Ерофеев
1996

© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: