бюро независимых экспертиз


Региональный интеллект: согласие культур или конкур экономик?

Многочисленные исследования ученых и мировая практика интеллектуального лидерства различных сфер развития человечества однозначно показывают, что разрушение среды обитания людей зашло слишком далеко. Научно- технический прогресс и чрезмерное потребительство привели к техногенным катастрофам, которые усугубили геопатогенную ситуацию, естественное состояние которой человечество изменить не в силах. В результате мы получили букет тяжелых системных заболеваний, треть которых составляют патологии в интеллекте.

В ответ российскими учеными (биоэнергетиками, информациологами, управленцами) предлагается модель организации регионального интеллекта на Дальнем Востоке на принципах согласия культур, творчества локальных природных и градообразующих структур.

Что же такое региональный интеллект? Если исходить из гносеологии вопроса, одним из обобщающих и наиболее целостных показателей регионализации интеллекта является уровень индукции интеллекта в том или ином регионе. Индуцирование (наведение) – это закономерный эволюционный процесс объединения мотивов, обеспечивающих выход из “порогового” состояния. В нашем случае различные интеллекты должны кооперироваться в совершенно отчетливое по форме и содержанию “эсперанто-территорию”, которое в дальнейшем станет развиваться по законам экологической культуры, а не “технопарка”. Конечно, сказанное совершенно не означает, что мы отрицаем технический прогресс как таковой, но многие его направления явно ошибочны. Например, горючесмазочные материалы на основе нефти. Есть технологии по сжиганию сырой нефти, но их внедрение привело бы к краху всемирной империи нефтебизнеса. В этом случае конфликт может быть решен только при отказе от традиционных технологий и с переходом на водородные или ионные двигатели. Вот почему мы акцентируем внимание специалистов – управленцев на технологиях согласия, основой которых является творческий маркетинг и региональные проекты выживания стран и народов.

В свое время люди сконцентрировались в городские общности, мегаполисы для решения элементарных проблем производства и потребления. Однако, погоня за прибавочным продуктом привела многие города на грань банкротства и уничтожения. В основе краха лежит пренебрежение к классическому постулату о снижении нормы прибыли в условиях экономического роста. Таким образом игнорирование морали, психологии, энергетики различных социальных групп в городе выхолостило сущность объединения людей по индустриальному принципу. Здесь необходимо вспомнить о том, что существует, по крайней мере две ориентации лидеров, человеческих и геотерриториальных – философская и социализированная. Приоритетное развитие второй формы на большинстве территорий привело к деградации интеллектуальной собственности, разрушению архитектоники личности. Государственные лидеры от правительственных до городских уровней управления превратились в дезорганизаторов развития естественного генофонда. Сегодня нельзя однозначно охарактеризовать лидерство в формах демократии, республиканства, монархии, фашизма, социализма и т.д.. Философов и социалистов в физиологическом плане примирить невозможно, если внутри их собственных структур не произвести нейтрализацию негативов. Негативы – это те самые инициативы, которые способствуют возникновению и адаптации информационных процессов, деморализующих идею развития в общности. Например, на территории восточно-азиатского материка соседствуют мононациональные города Кореи (технограды- на юге Корейского полуострова, социокульты Северной Кореи, открытые технополисы Китая и азиатско-славянские малые города российского Дальнего Востока. Философия урбанистики мегацентров совершенно не означает их приоритетности в обеспечении полноценных условий жизни для населения этих общностей. Чрезмерная трата времени на поездку (в основном на работу и с работы) усложняет регламенты планирования культурного развития. Несмотря на стагнацию производства во многих дальневосточных городах России, здесь проявляются отчетливые тенденции к построению межселитебных культурно-этнических структур, “Молодежный водно-экологический комплекс на Большом Уссурийском острове”. Цель: организация базы для просвещения российской и китайской молодежи в экологических технологиях “Чистая вода”, “Антифенол”. Участники: комитеты по делам молодежи администраций Хабаровского края, Еврейской автономной области, провинции Хэйлунцзян Китая.

Патронаж проекта осуществляет глава администрации Хабаровского края, член Президиума Госсовета, доктор наук Виктор Ишаев. Аналогичная программа организации культурно-этнических и гуманитарно-технических центров в регионе осуществляется под эгидой Тихоокеанской Академии информациологии. Ведущие языковеды-культурологи и организаторы творческих процессов Японии, Китая, России готовы оказать конструктивную поддержку в реализации подобных новаций.

Чем вызвана такая активность лидеров миротворчества именно на Дальнем Востоке? Здесь окончилась одна из самых кровавых эпопей в истории человечества - Вторая мировая война. Здесь сегодня относительно спокойно и лидеры стран-соседей делают все, чтобы сохранить свои народы в благости и здравии. Тем более в Тихоокеанском регионе проживает почти три четверти населения планеты.

Мы считаем, что концентрация регионального интеллекта в расселенческих общностях нового типа является гарантией спокойствия и не конкурирует с формалистикой экономического принципа расселения.

Каждый человек ищет смысл жизни в общении. Душевные подъемы не возможны без духовной устойчивости среды его обитания и убежденности в интеллектуальной правоте кооперации. Категория “Мир человека” воплощается в культуре, которая “посредничает” между человеком и природой и не может замыкаться во времени в рамках города или деревни. И здесь мы вплотную подходим к теме “Управление миграционными процессами”. Локальные войны разобщают семьи, беженцы во многих регионах стали настоящей “движущей” силой, на обеспечение спокойствия которой тратятся огромные (непредвиденные) ресурсы ООН. Никакие благотворительные и миротворческие миссии не способны закрыть бреши в интеллекте. Дети годами не учатся, родители покалечены или убиты, всеобщий физический и моральный голод приводит к деформации психики не только локальных общностей (центров конфликта), но и регионов, куда перемещаются беженцы.

В сравнительно спокойном Дальневосточном регионе разобщенность поселений и удаленность друг от друга центров экономического, научного и культурного обслуживания не соответствует доктрине ООН о перераспределении сырьевых ресурсов, вооружений, экологически опасных производств с учетом планетарных требований безопасности и сохранения биоразнообразия на Земле.

Особенности типично монголоидных условий существования большинства населения региона и европеоидные на 85-90% городов российского Дальнего Востока пока позволяют спокойно существовать обеим сторонам. Открытых конфликтов как на Ближнем Востоке или в Югославии здесь не наблюдается, но не хотелось бы и скрытых противоречий социальных групп типа (алжирцы в Париже, турки в Косово или Болгарии).

Русская Америка, Российское Приамурье и сегодня ожидают самых активных действий со стороны международных градостроительных активов.

В свое время влияние русских на Харбин, Цзямусы, Шеньян было гораздо существеннее китайского или японского и, тем не менее, это только стимулировало организации указанных городов Китая на пути превращения в лидеров экономики, культуры, истории, искусства планетарного уровня. При этом не стоит умалять заслуги других наций, народностей, в том числе малых; интеллектуальных общностей и их лидеров в поддержании согласия на сопряженных территориях региона.

В мировой практике оценки эффективности реализации того или иного проекта по развитию производств и поселений преобладают, как правило, экономические оценки. Сначала был феномен Японии, потом Тайваня, Сингапура, Гонконга, Кореи. Стоит заметить, что при этом в локальных центрах скопились огромные массы валютных резервов, которые могли бы быть использованы во благо интернационализации культуры, науки, искусства. Тайвань, например, имел валютные резервы накопленные до вхождения в КНР, вряд ли он станет делиться со всем китайским народом. Но сегодня он во многом ограничен по импорту сырья для электроники, медицины, других тонких технологий. В этой связи многие богатые структуры и их лидеры оказываются в цейтноте социальных коллизий, т.е. они уже не в состоянии опираться на прежние технологии, в том числе и управленческие.

Представляется, что за период интенсивного экономического роста здесь не смогла сформироваться адаптивная стратегия культуры природопользования. В результате угрожающе актуальными стали две проблемы: захоронение сверхтоксичных отходов и получение достоверной информации о возможностях отношений с российским Дальним Востоком. Корея, Китай, Япония со своими супертехнологиями Тайвань к “чаше раздора” - рынку, не допустят, тем более речь идет не о рынке продукции, а о рынке труда, социальных благ и культурных ценностей. Исследования показывают, что ни в одном из “экономических чудес” региона не выработана народная экологическая культура. Наша информация является лишь первой частью оценочной и может служить основой для прогнозирования предупреждений или разработка моделей территориального развития общностей. Детализация лидерами этих общностей следующих шагов производится таким образом:

С учетом экономической и демографической емкости территорий на предмет исчерпания любого из жизненно важных номиналов составляется электронный паспорт указанного ареала. Отметим обязательные качества для фиксации интеллектуального уровня лидера и его структуры:

Существует двенадцать информационно-биологических сущностей (субъектов) управления в Плотном мире. По столько же в Огненном и Тонком мирах. В тридцати шести функциях (апостилях) представлено информационное “Я” человека, его стиль. Функции можно представить и как психоэнергетические воздействия, которые в развитии и угасании могут материализоваться в единичные территории на Земле, во вспышки на Солнце и невидимые пучки света во Вселенной. Это может выражаться в волнении, психическом распоряжении или отсутствии духа. Конечно, иллюзорно образ персоны (лидера) может выглядеть как имидж, но всегда находится Место для другого “Я”, а значит антистиля. Место может существовать как поле отрицания всего ранее представляемого или представляемых информационно-биологических сущностей. Тем не менее, идея развития места, стиля должна преобладать над идеей страха потерять место. До предсавления проекта, распоряжения и т.п., лидеру необходима рекогностировка аудитории, мысленная вариация обратной связи, а также символико-предметная подготовка. Умение сконцентрироваться на успехе позволяет правильно выбрать место действия, сделать поуровневый (смысловой) подбор потребителей вашей информации и сгладить помехи, если таковые возникают по ходу акции столкновения жизненных стилей.

Лидеру необходимо свою энергетическую форму вложить в пространство аудитории и в процессе представления суметь закодировать адапционные моменты. Это означает, что разница в восприятии информации каждым из потребителей должна быть Вами агрегирована, проанализирована и закодирована как сублимированная информация в расчете на любое восприятие. Очень эффективны в том смысле информационно-электронные банки, которые трансформируются в единое энергетическое пространство. Оно может быть визуальным, сенсорно-дыхательным, интуитивным, материализованным в формулы, писания, изречения. Лидер не должен заслонять своим полем информационно-энергетическую сущность проекта, представляемого в Плотном мире, т.е. в единицах измерения достигнутого.

Многое в информатике носит характер неоднозначности в трактовке, восприятии, анализе и принятии решения. Особо это важно при международных связях и проявлениях качеств проекта, его разработчика и представляющего проект или его аннотацию. Очень часто технические разработки перерастают в философские течения, информационные бомбы планетарного уровня. Неудачи могут последовать за лидером на любом из этапов представления, но он должен четко осознавать добровольность и равноправие всех участников информационно-сотового пространства, быть может, даже изменить стиль. Это позволяет провести экспресс-тестирование состояния всех энергетических объектов, участвующих в проекте. Целесообразно сюда привлечь законы распределения информации, нормативы этики и технологии реализации проекта. Здесь же необходима аттестация событий, технологических цепочек взаимодействия лидера и аудитории, начальника и подчиненных.

Девяносто девять процентов успеха зависит от интенсивности взаимодействия лидера и его обновляемого “Я”. Вторая часть должна быть обязательно структурирована за счет собственных (структуры) характеристик развития (связей, мотивации, глубины информационных сред). Преимущества структуры за счет акцентов, перераспределения средств и технологий бизнеса, в т.ч. информационных, дает возможность постепенно расширять базу структуры. Регулярное вовлечение в акцию новых участников, особенно высококвалифицированных специалистов-исследователей позволяет интенсивно, многовариантно создавать информационные банки и решать основную задачу информациологии – повышение надежности мировой политической системы. Конечно, под политической системой не рассматривается догматика существующих общественных формаций. Цивилизация выше понятий, традиций, идолов, символов управления обществом, к которым мы прикипели традиционно. Космическое назначение цивилизации очевидно и лидеру необходимо только регулировать баланс между вашим решением, его интерпретациями в умах коллег, подчиненных и обратной (возвратной) картиной восприятия результата этим же лидером.

Несомненно, если лидер-фаворит растворяется в пространстве собственных решений и угодничества, то основные его личностные данные будут исчерпаны в метаниях между плюсами бытия и мечты. Здесь безусловно правомерной и актуальной является концепция “Социально-экономического форума”, провозглашенного по принципу “Всем миром”, построенная на принципах кассы взаимопомощи сетевой структуры.

Нам представляется, что в условиях Российской действительности, эта структура еще недостаточно жизнеспособна и возобновляема из-за того, что:

Естественный вопрос, а есть ли выход и в чем он? Как ни странно, но многие уже нашли его для себя в медитации. Если нет никаких секретов от самого себя, то вы способны понять, но исчерпание стиля – еще не финал, а лишь звонок о помощи. И как ни странно вот здесь как раз нужна помощь сетевой структуры. Принципы ее построения общеизвестны, но мало кто из лидеров, считая себя спонсором этой структуры, обращается именно к ней за помощью. Исчерпание стиля – это как клиническая смерть, основанная на безосновательном страхе полураспаде клеток организма и эпилептическом состоянии духа. Надежность структуры позволяет лидеру перевоплотиться и для многих по сей день является загадкой как может та или иная персона вдруг изменить имидж, образ жизни, возродиться на совершенно немыслимых началах.

Моделирование соотношений стилей и традиций в поведении, управлении, умозрительное исследование этих процессов в “ваших” структурах – это и есть медитация – диалог “Я управляю – Я в управляемой и управляющей сферах”.

Содержание этих процессов описать невозможно, целесообразно лишь отметить, что лидер (персона) сам способен выбирать каналы настройки, приемы фиксаций и трансляции информации, временные рамки их развития и обновления. Обновление означает переход информации на другой уровень, м.б. и уничтожение указанных приемов, связей, и также изменение самого механизма анализа. Ведь медитация представляет собой ничто иное как один из приемов синхроанализа, т.е. анализа разных временных ситуаций, но при слиянии их темпов на очень небольшом отрезке времени анализа. Конечно, сегодня это еще не стало традицией, каноном, но только при таком приеме лидер добровольно, целостно сумеет распределить функции (шансы) между участниками процесса, что впоследствии может послужить источником вдохновения, поведения, результативности работы каждого и структуры в целом.

Таким образом, мы подходим к самому главному в формализации условий организации интеллекта по принципу свободного волеизъявления народов, проживающих на сопряженных территориях стран –дальневосточниц. Нет сомнения, что пока трудно преодолеть барьеры административно-политического и технологического плана, но в части согласительной культурной программы можно было бы попробовать организовать экопарки и культурно-этнические центры в приграничных районах российского Дальнего Востока и Китая на принципах гуманизации информациологии территорий. Информатизация Китая за счет массового внедрения сотовой связи и дешевизны этой услуги позволила помимо зрительного интеллекта, включить слуховой. Известно, что тотальная патология зрения (близорукость, дальнозоркость, потеря зрения) в силу природных и техногенных фактов, снижает инициативы человека, особенно социокультурные. Дело в том, что в материальном плане при этом нивелируются нормативы подвижности, что ведет к безразличию в питании, одежде, досуге, не говоря уже о работе. Практика безработицы в разных странах однозначно подсказывает: надо искать другие формы обеспечения жизнедеятельности. Отказались ведь японцы от тотальных разработок угля на Хоккайдо шахтным способом в угоду своему будущему, безопасности от вулканической деятельности природы. Аналогично многие страны достигли гигантского прогресса в многоэтажном и высотном строительстве в сейсмоопасных районах на новые проекты ничуть не дороже традиционных. Отсутствие на российском Дальнем Востоке препятствий для многоэтажной застройки и привлекательность ландшафта обязывает лидеров стран-соседей по иному отнестись к проблеме экономического лидерства. Здесь без гуманизации и согласия не обойтись.

Сверх задача ООН – дать людям возможность жить, как они хотят. В дальневосточном регионе, где Японии, Кореи, Китая очень высокая плотность населения, а у России – 0,2 человека на квадратный километр все равно когда-нибудь произойдет процесс, характерный сегодня для Европы – развитие без границ. Политические амбиции стран-соседей уступят место культурно- этническому взаимодействию народов. Хочется подчеркнуть, что в периферийных ареалах нечего делить. “Яблоко раздора” существует только там, где ему дают вырасти и созреть. Представляется, что наши народы учтут опыт “горячих точек” планеты и не допустят лидеров стран-соседей и промышленных магнатов к рычагам волюнтаризма и плутократии. В иной ситуации ни природные цунами или тайфуны добьют цивилизацию, а пресловутые лавины из “красных, желтых, белых” петухов, которые разодравшись в кровь, глядь и кинуться на своего хозяина, каким является природа.

Тут уж не до регионализации интеллекта. Тем не менее, существует реальная возможность нового подхода к включению России в развивающееся пространство Азиатско-Тихоокеанского региона на условиях международной кооперации в указанных сферах. Известно, что все имеющиеся в регионе организации пока лишь экономические вопросы ставят во главу сотрудничества. Ноябрьский (2000года) саммит в Брунее даже не делал попыток рассмотрения социально-культурного взаимодействия. АТЭС (организация “Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество”) в своей глобальной деятельности упускает момент сотрудничества гуманитарно-этнического плана, не говоря уже о просвещенческой миссии этого взаимодействия.

Сегодня в ареале Охотского и Японского морей имеется минимум пять организационных проектов, основанного на регионализации культуры и экономики в территориальные расселенческие комплексы:

В их составе могут быть организованы ландшафтные экопарки, ремесленно-этнические кооперативы, водно-экологические и гуманитарно-технические центры типа архитектурных ноу – хау. Япония, Китай, Корея готовы делегировать ведущих языковедов-культурологов и организаторов творчества для разработки и реализации основной цели указанных проектов: высвобождение энергии, интеллекта и психики человека на воспроизводство естественно-исторических условий жизнеобеспечения. Уникальнейшие водные ресурсы океанических течений Ойя-Сива и Кура-Сива, эндемики Сихотэ-Алиня, национальные, интернациональные архитектурные комплексы могут стать основой планетарных этапов согласия во всех сферах интеллекта и, прежде всего, культурно-этнического и миротворческого без чего жизнь на этой планете просто нецелесообразна.

Е.Ерофеев


© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: