бюро независимых экспертиз


Колосс на глиняных ногах

(полемические заметки)

"Консенсусы" и "триллеры",

"Конвенции" и "дилеры",

А свой словарь порядком оскудел:

Теперь с большой охотою

Министр "по фене ботает",

Жонглируя словечком "беспредел".

Олег Чернецов 

Выражение, вынесенное в заголовок, восходит к библейским текстам, к рассказу пророка Даниила о Навуходоносоре, который увидел во сне, как рассыпался гигант, стоявший на глиняных ногах. Выражение используют, когда говорят о чем-то величественном и могучем с виду, но на самом деле недолговечном и слабом.

Лично я полагаю, что глиняные ноги - это анатомическая особенность всех колоссов, всем им суждено рано или поздно рассыпаться. История в этом плане дает нам массу примеров, начиная от царства того же Навуходоносора и вплоть до Советского Союза

Нынче я думаю, что та же участь грозит великому и могучему в прошлом русскому языку. Не устоять ему под напором внешних сил и пятой колонны. Мне вспоминаются мемуары советского дипломата И.М. Майского. Как-то за рубежом он посетил квартал, где жили русские эмигранты, и обратил внимание на их речь, насыщенную англоязычными словами, и привел такой пример. "Закрой виндоу, а то чилдренята простудятся". Строй фразы русский, а слова наполовину чужие.

Теперь то же самое происходит в России. Сотни, тысячи, а, может быть, и десятки тысяч иноязычных слов насильно загоняются в память русскому человеку. Может быть, не злоумышленно, но насильно, ибо все виды СМИ занимаются этим постыдным делом ежедневно и ежечасно. А в своей совокупности они вполне могут зомбировать не только отдельного человека, но и всю нацию. Дело времени. В новогодние каникулы 2000-го года по хабаровскому радио одна журналистка с недоступным моему пониманию восторгом обещала, что скоро наши дети забудут Деда Мороза и будут писать исключительно Санта Клаусу (это было 6-го января в 16-40).

Начну, однако, сначала. Первый вопрос: а колосс ли? Послушаем тех, на чьих плечах мы стоим.

М.В. Ломоносов: «Карл Пятый, римский император, говаривал, что ишпанским языком - с богом, французским - с друзьями, немецким - с неприятелем, итальянским - с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашел бы в нем великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языков».

А.П. Сумароков: «Вовек отеческим языком не гнушайся, и не вводи в него чужого ничего. Но собственной своей красотою украшайся».

И.С. Тургенев: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!».

Здесь приведены только три цитаты, известные всем со школьной скамьи На самом же деле практически все мастера слова - да и не только слова! - имели обыкновение высказываться на эту тему и всегда именно в том духе, что, дескать, великий, что дескать, могучий и, само собой, непобедимый. Выходит – колосс! В школьные годы, да и много позже я был потрясающе доверчив и верил в великость и могучесть русского языка безоговорочно.

Отдельные выступления деятелей культуры в защиту чистоты русского языка воспринимались всеми, и мной в том числе, скорее как шутки. Помните, как Корней Иванович Чуковский умно высмеивал слова Остапа Бендера: "Нашли время для кобеляжа - в вашем возрасте уже вредно кобелировать!"

А как аргументировано в свое время выступала против слова "компьютер" переводчица Нора Яковлевна Галь. Ну и что? Кто-нибудь прислушался к блестящему знатоку русского языка, известному переводчику Диккенса и Сент-Экзюпери? Нет! А вот безвестные ныне журналисты запросто вдолбили нам вместо русского "вычислитель" английское "компьютер", вместо русского "увлечение" - непонятно чье "хобби" и т.д. и т.п.

Теперь второй вопрос: а как у нашего колосса обстоит дело с ногами?

Если раньше это были только отдельные слова, то ныне идет массовая замена русских слов англоязычными. И никто уже не удивится, услышав или прочитав такую фразу: тренинг-семинары по маркетингу и менеджменту должны стать традиционными для муниципальных библиотек. Почти ни одного русского слова. А можно и вообще без русских слов: перманентное пролонгирование фандрейзинга хелпирует библиотечный бизнес. Класс! Действительно, великий и могучий!

На эту особенность русского языка в свое время обратил внимание академик Лев Владимирович Щерба. Невозможно забыть его блистательно-поучительную шутку: "глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокренка". Первое впечатление - полная абракадабра. Но, вчитавшись, понимаешь, что здесь самые обычные слова, заменены на "иноязычные". А если сделать обратную замену? Например: "белокурая бестия, лукаво поцеловав клоуна, стала гладить его собачонку".

Полагаю, что в перерождении русского языка виноваты журналисты. И что меня более всего удивляет, так это то, что они, нынешние журналисты, вместе со мной ходили в школу и так же, как и я, заучивали бессмертные высказывания бессмертных о русском языке. А потом они позаканчивали вузы, где их учили любить русский язык и русскую литературу Практически все они имеют дипломы журналистов или филологов. Почему же они не любят русский язык? Почему им не дорог язык отцов и дедов? Сплошь и рядом можно встретить фразу, начинающуюся словами «у моего деда (варианты: у его деда, у ее деда) было хобби ...» Господи! Этот самый дед и понятие не имел, что у него "хобби", ибо у него было увлечение Он и слова-то такого никогда не слышал.

Конечно же, не все журналисты, нет. Есть знающие русский язык, безусловно, есть. Но кто их читает? Кто и в каком количестве? А те, кого называют щелкоперами, кричат гораздо громче и тиражность их крика многократно выше.

Ну, еще можно понять наших экономистов. Торопились поскорее усвоить основы капиталистической экономики, им было не до лингвистических изысков. Чего проще - как слышится, так и пишется. Открываю, например «Современный экономический словарь» издания 2000-го года и читаю "брокер", "брокераж", "брокеридж". Правда же, напоминает замечание К.И Чуковского? Или вот: «шейн-драфт счет» и «шейр-драф счет». Горьковские Сатины ныне пошли косяками.

Russian language уже и не нужен. Остался последний бастион - строй русской фразы. Думается, что успешно обрабатывая наше детство и нашу юность через интернет и с помощью усиленно насаждаемой поп-культуры, он тоже будет преодолен.

Не знаю где, говоря о 6удущем русского языка, черпать оптимизм. Поэтому завершу свою пессимограмму словами незабвенного Николая Васильевича Гоголя:

«Дивишься драгоценности нашего языка, что ни звук то и подарок; все зернисто, крупно, как жемчуг, и, право, иное название еще драгоценней самой вещи».

P.S. А ушедший недавно от нас журналист, путешественник, краевед, редактор и поэт В.Ф. Ковтун в стихотворении о творчестве Николая Гумилева писал:

В нем - не гулкость отсчета годов,

Но пульсация синенькой жилы

И кручина: о сколько же слов

Мы лишили божественной силы.

Посему-то поэтому печаль моя не светла…

Ремизовский В.И.

Председатель ученого совета ДВ НАН,

академик


Наше примечание.

Сама статья Виктора Ивановича весьма неоднозначная, но поднимает больную и животрепещущую тему. Поэтому мы решили ее опубликовать в знак согласия с его позицией.

Наши собственные соображения и наблюдения по этой теме будут опубликованы позже


© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: