бюро независимых экспертиз


ГЛАВА 11. ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА

Кажется, чуть ли не каждую неделю какая-нибудь компания или консорциум сообщают, что им удалось вырваться вперед в строительстве информационной магистрали. Постоянная шумиха о грандиозных слияниях компаний и рискованных инвестициях создают атмосферу "золотой лихорадки" - все рвутся не упустить свой шанс, надеясь в этой гонке пересечь финишную ленточку или застолбить участок. Инвесторов, похоже заинтересовали акции, так или иначе связанные с информационной магистралью. Средства массовой информации подогревают ажиотаж, уделяя ей беспрецедентное внимание, особенно если учесть, что ни саму технологию, ни спрос на нее еще никто не исследовал. Эта ситуация принципиально отличается от той, что была на заре индустрии персональных компьютеров. Сегодняшнее безумие может оказаться заразительным, и прежде всего для тех, кто рассчитывает поучаствовать в гонке, но истина в том, что мы только-только выходим на старт.

Когда гонка, наконец, завершится, в ней будет много победителей, в том числе неожиданных. Одним из последствий золотой лихорадки в Калифорнии стало быстрое развитие экономики Запада. В 1848 году в Калифорнию переехало всего 400 переселенцев. Большинство из них занималось сельским хозяйством. А золотая лихорадка только за один год привлекла 25000 переселенцев. Спустя десятилетие промышленность уже доминировала в экономике Калифорнии (даже над добычей золота), а доход на душу населения в этом штате был самым высоким по стране.

Со временем, при правильной инвестиционной политике, магистраль действительно может вывести на большие деньги. Но сейчас множество фирм только гарцует на стартовой позиции. И это-то их гарцевание и выдается за самые важные новости. Поэтому в этой главе я хочу поразмыслить над тем, что же происходит на самом деле.

Несмотря на лихорадочные усилия, ни один из строителей магистрали пока не наткнулся ни на какое золото, и понадобится еще очень много вложений, чтобы это случилось. Приток капиталов обеспечит вера в необъятность рынка. Но ни полномасштабная магистраль, ни рынок, связанный с ней, не станут реальностью до тех пор, пока в большинство домов и предприятий не придут широкополосные сети. А до этого придется разработать и развернуть необходимые программные платформы, приложения, сети, серверы и информационную аппаратуру - все то, что и образует основу магистрали. Многие участки этой магистрали будут бесприбыльны, пока она не привлечет десятки миллионов пользователей. А это потребует упорной работы, денег и применения всех достижений техники. В этом смысле сегодняшнее всеобщее помешательство даже полезно, потому что оно способствует инвестициям и экспериментам.

Никто пока точно не знает, что хочет получить общество от информационной магистрали. Не знает этого и само общество, поскольку оно еще не имело дела с приложениями и интерактивными сетями, способными оперировать с полноскоростным видео. Эксперименты в этом направлении проводились, но их было немного: в некоторых сетях пользователям предлагали посмотреть фильм, заказать кое-какие покупки и опробовать массу всяческих новшеств, которые быстро всем надоедали. В общем, сейчас мы убеждены только в одном: интерактивные системы с ограниченными возможностями дают ограниченные результаты. Потенциал информационной магистрали раскроется во всей его полноте лишь тогда, когда появятся десятки новых приложений.

Но как оправдать работы по созданию приложений, не будучи уверенным в рынке? Хотя бы одно испытание должно подтвердить, что отдача перекроет себестоимость системы! До тех пор любые заявления, что та или иная компания готова затратить миллиарды на прокладку информационной магистрали, - чистое позерство. С моей точки зрения, создание магистрали - процесс не революционный, а эволюционный; полноценная система будет строиться на основе постепенного развития Internet, персональных компьютеров и программного обеспечения.

Подобное позерство создает бум и атмосферу необоснованных ожиданий вокруг информационной магистрали. Уйма людей рассуждает о путях развития этой технологии. В некоторых из этих рассуждений напрочь игнорируется то отношение, которое уже продемонстрировано обществом, или даются совершенно нереалистичные прогнозы относительно сроков, когда разрозненные фрагменты соединятся в единое целое. Разумеется, теоретизировать вправе каждый, но заблуждаются те "мыслители", которые предрекают, что еще до конца века полноценная информационная магистраль начнет оказывать определяющее влияние на потребителей.

Компании, вкладывающие сегодня средства в информационную магистраль, руководствуются в лучшем случае обоснованными догадками. Скептики приводят веские аргументы насчет того, что возможности магистрали проявятся не так скоро или не в таком объеме, как думается мне. Но я верю в этот бизнес. Microsoft ежегодно тратит по 100 миллионов долларов на исследования, связанные с информационной магистралью. Чтобы НИОКР окупили себя, почти наверняка потребуется не меньше 5 лет, так что мы сделали ставку в 500 миллионов долларов. И вполне можем проиграть эти деньги. Наши акционеры благословили такой риск, учитывая предыдущие наши достижения, но в данном случае никакой гарантии нет. Естественно, мы рассчитываем на победу и, подобно другим участникам гонки, имеем на то свои причины. Мы убеждены, что наши успехи в создании программного обеспечения и наше участие в развитии персональных компьютеров позволят нам окупить все затраты.

В 1996 году в Северной Америке, Европе и Азии должны начаться масштабные испытания по подключению широкополосных сетей к персональным компьютерам и телевизорам. Их финансируют компании, которые решили рискнуть, чтобы оказаться первыми на старте. Некоторые из испытаний будут строиться по принципу "делай, как я" и демонстрировать, что конкретный сетевой оператор может создать широкополосную сеть и управлять ею. Основная цель эксперимента - предоставить платформу разработчикам программных средств для создания и тестирования новых приложений, а также для проверки их практической и финансовой перспективы.

Впервые увидев снимок "Альтаира", мы с Полом Алленом могли только догадываться, какое огромное количество приложений вызовет он к жизни. Мы знали, что программы обязательно появятся, но не знали - какие. Некоторые из них были вполне предсказуемы, например программы, позволяющие использовать персональный компьютер как терминал мэйнфрейма, но появление таких важных приложений, как электронная таблица VisiCalc, предугадать было невозможно.

Будущие испытания помогут найти такие же эффектные и неожиданные приложения, как электронные таблицы, разглядеть услуги, способные завладеть вниманием потребителя; тем самым удастся выработать финансово-экономическое обоснование для развертывания информационной магистрали. Трудно предвидеть, какие приложения привлекут общество. У каждого потребителя свои запросы и свои желания. Лично я, например, надеюсь, что магистраль введет меня в курс медицинских достижений. Я рассчитываю узнавать о заболеваниях, риск которых в моей возрастной группе наиболее высок, и о том, как их избежать. Поэтому меня интересуют компетентные медицинские приложения, а также программы, которые позволят заниматься самообразованием в других областях. Но это касается только меня. Нужны ли медицинские советы другим пользователям? Что их интересует? Новые игры? Новые способы знакомства с людьми? "Шоппинг" на дому? Или просто нескончаемый поток сериалов?

Испытания покажут, какие приложения и какой сервис пользуются наибольшим успехом. В их число, вероятно, войдут расширенные варианты уже существующих коммуникационных услуг вроде "видео-по-заказу" и высокоскоростной связи между персональными компьютерами. Уверен, возникнут и совершенно неизвестные услуги, которые завоюют всеобщее признание и вдохновят новаторов, инвесторов и предпринимателей расширить свою деятельность. Именно этого я и жду от испытаний. Если первый опыт не вызовет у потребителей восторга, строительство полноценной информационной магистрали придется отложить, чтобы пробовать еще и еще раз. Тем временем Internet, компьютерные сети и программы будут совершенствоваться, готовя более прочный фундамент для магистрали, а цены на оборудование и программы упадут еще ниже.

Интересно наблюдать за реакцией крупных компаний на такие перспективы. Никто не хочет выказать свою неуверенность. Телефонные и кабельные компании, телестудии и телекомпании, производители компьютерного оборудования и программных средств, газеты, журналы, киностудии и даже отдельные авторы - все формулируют свою стратегию. С виду их планы кажутся почти одинаковыми, но на самом деле они существенно расходятся в деталях. Это напоминает мне старую притчу о слоне и слепцах: каждый, потрогав слона лишь со своей стороны, чересчур поспешил с выводами о том, как выглядит это животное. Вот и мы, вкладывая миллиарды долларов, опираемся на весьма смутные ощущения об истинных контурах рынка, вместо того чтобы попытаться представить его в целом.

Потребителей все это забавляет, но инвесторам не до смеха, особенно когда они вкладывают деньги в несуществующий продукт. Нет сейчас такого бизнеса - "информационная магистраль". Он еще не принес ни единого доллара прибыли. Строительство магистрали обещает стать поучительным процессом, но кто-то на этом вылетит в трубу. То, что вчера казалось прибыльной нишей, сегодня может обернуться высококонкурентным рынком с низкой маржей или вообще оказаться ненужным. Золотая лихорадка часто подталкивает к непродуманным вложениям, из которых лишь считанные единицы окупят себя. И, когда безумие схлынет, мы бросим взор на обломки рухнувших начинаний и с удивлением спросим: "Кто дал этим компаниям деньги? О чем они думали ? Какой манией были одержимы?"

Как и в компьютерном бизнесе, предприимчивость сыграет основную роль в "прокладке" информационной магистрали. Лишь очень немногим компаниям удалось перейти с производства программ для мэйнфреймов на создание приложений для персональных компьютеров. Причем большая часть успехов была достигнута начинающими фирмами, которыми руководили люди, открытые всему новому. То же мы увидим и на информационной магистрали. На каждую существующую крупную компанию, которая приспособится к новым условиям, придется десяток преуспевающих новичков и еще полсотни таких, которые, вспыхнув, подобно метеору, тут же исчезнут во мраке.

Признак развивающегося рынка - стремительное зарождение новшеств во многих его сегментах. Правда, большинство нововведений лопается как мыльные пузыри, независимо от того, какой компанией предпринята попытка, крупной или малой. Крупные компании обычно рискуют меньше, но, когда они взрываются и сгорают дотла, задействованные ими ресурсы оставляют в земле глубокую воронку. А крах начинающей компании такого шума не поднимает. К счастью, люди учатся и на успехах, и на ошибках, что в результате приводит к быстрому прогрессу.

Предоставив рынку самому решать, какие компании и подходы победят, а какие - нет, можно проложить сразу несколько тропинок. Именно на новом рынке преимущества решений, диктуемых конкурентной борьбой, наиболее наглядны. Когда сотни компаний в попытках выяснить спрос пробуют разные (рискованные) подходы, общество приходит к правильному выводу значительно раньше, чем при любой форме централизованного планирования. Информационная магистраль - пока уравнение со многими неизвестными, но рынок все расставит на свои места.

Правительства должны поддерживать на рынке высокий уровень конкуренции и в то же время быть готовы (без излишней поспешности) помочь рынку, если в каких-то областях он потерпит поражение. Когда испытания дадут нужную информацию, мы выработаем "правила дорожного движения" - основные принципы, в рамках которых компании могут соревноваться. Но они не должны определять природу информационной магистрали или диктовать рынку свои условия, потому что правительствам не под силу перехитрить рыночные законы конкуренции, особенно когда запросы потребителей и уровень развития технологии еще неясны.

Правительство США глубоко увязло в выработке правил игры для коммуникационных компаний. Сейчас федеральные законы запрещают кабельным и телефонным компаниям создавать универсальные сети, которые бы вынудили их конкурировать друг с другом. Поэтому, чтобы быстрее пустить магистраль, первым делом надо снять излишние ограничения в области коммуникационной связи.

Олицетворением старого подхода в большинстве стран остаются монополии в области телекоммуникаций. Теоретическое обоснование этому строилось на том, что без стимула стать монополистом ни одна компания не будет вкладывать огромных средств, необходимых для прокладки телефонных кабелей к каждому дому. А свод постановлений, выработанных правительством, заставляет монополистов действовать в интересах общества, получая ограниченную, но гарантированную прибыль. В результате сложилась очень надежная система, предлагающая множество услуг, но невосприимчивая к новшествам.

Впоследствии эти правила распространили на кабельное телевидение и локальные телефонные сети. Федеральные и местные власти поддержали монополистов и не допустили конкуренции ради сохранения своего контроля.

Информационную магистраль, предоставляющую видео- и телефонные услуги, создать в Соединенных Штатах при нынешних законах вообще невозможно.

Экономисты и историки могут рассуждать обо всех "за" и "против" введения в 1934 году законов о регулируемых монополиях, однако сейчас, по общему убеждению, правила нужно менять. Но как и когда - об этом политики не смогли договориться и к середине 1995 года, потому что в хитросплетениях законодательства немудрено запутаться, а на карту поставлены миллиарды долларов. Проблема в том, как перейти от старой системы к новой, не ущемив интересы многочисленных участников рынка. Из-за этой-то дилеммы реформа в области средств телекоммуникаций вот уже многие годы лежит без движения. Почти все лето 1995 года в Конгрессе кипели страсти: как снять ограничения с индустрии телекоммуникаций? Надеюсь, когда Вы будете читать мою книгу, создание информационной магистрали в Соединенных Штатах уже станет делом законным.

За пределами Соединенных Штатов ситуация усложняется тем, что во многих странах регулируемые монополии принадлежали самому правительству.

Они управляли почтой, телефоном и телеграфом. В некоторых государствах эти службы на вполне законных основаниях могут участвовать в создании информационной магистрали, но, когда в дело вовлечены правительственные структуры, оно обычно продвигается весьма медленно. Думаю, что в ближайшее десятилетие темпы инвестиций и снятия законодательных препон возрастут во всем мире, так как политики начинают понимать, насколько это важно для сохранения конкурентоспособности их стран. В период избирательных кампаний кандидаты будут все чаще включать в свои предвыборные платформы меры, которые позволят их государствам лидировать в строительстве магистрали. Политики поставят эти вопросы в центр внимания общества, что в итоге поможет убрать последние заграждения на международных участках магистрали.

Страны, подобные Соединенным Штатам и Канаде, где во многих домах уже есть кабельное телевидение, находятся в привилегированном положении, поскольку темпы вложений в инфраструктуру магистрали здесь будут постоянно возрастать - благодаря конкуренции между кабельными и телефонными компаниями. Однако в использовании единой сети для услуг телевизионных и кабельных компаний сейчас впереди Великобритания. В 1990 году кабельным компаниям в этой стране разрешили предоставлять услуги телефонной связи.

В британскую инфраструктуру волоконно-оптических линий вкладывали крупные средства и иностранные компании, в основном американские (кабельные и телефонные). Теперь жители туманного Альбиона при желании могут пользоваться телефонными услугами своей кабельной телевизионной компании. Конкуренция заставила British Telecom улучшить качество предоставляемых услуг и снизить тарифы.

Оглянувшись назад лет через десять, думаю, мы заметим четкую зависимость между масштабом реформ в области средств телекоммуникаций в каждой стране и состоянием ее "информационной" экономики. Немногие инвесторы захотят вкладывать деньги в государства с неразвитой инфраструктурой связи. В разработку нового законодательства вовлечено столько политиков и лоббистов, что, несомненно, будет испытан целый спектр разных законодательных схем. "Правильные" решения в каждом государстве будут свои.

Но одно совершенно очевидно: правительства не должны вмешиваться в чисто технические вопросы. Кое-кто предлагал, чтобы стандарты сетей устанавливало правительство, дескать, только так можно обеспечить их совместимость. В 1994 году в подкомитет Палаты представителей США поступил законопроект, который предлагал, чтобы все телевизионные приставки были совместимы друг с другом. Авторам законопроекта это предложение казалось гениальным. Оно, по их мнению, гарантировало тетушке Бесси, потратившейся на приставку, что аппарат будет работать даже в том случае, если она переедет в другой конец страны.

Совместимость - вещь очень важная. Благодаря ей процветают компании, которые производят бытовую электронику и персональные компьютеры. На заре индустрии персональных компьютеров появлялось и исчезало много машин.

Компьютер Apple I затмил собой Altair 8800. Потом пришел Apple II, первый IBM PC, Apple Macintosh, IBM PC AT, компьютеры 386, 486, Power Macintosh и, наконец, Pentium. Каждая из этих машин в какой-то мере была совместима с остальными. Например, все они могли использовать одни и те же простые текстовые файлы. Но, поскольку каждое следующее поколение компьютеров создавалось в результате очередных прорывов в науке и технике, во многих отношениях они были несовместимы со своими предшественниками.

Совместимость с прежними системами в некоторых случаях очень важна.

Компьютеры PC и Apple Macintosh, каждый в рамках своего семейства, обладают преемственной совместимостью, но несовместимы друг с другом. В то же время первый PC был несовместим с прежними машинами IBM, а "Мак" - с прежними компьютерами Apple. В компьютерном мире технология развивается так динамично, что любая компания должна быть готова в любой момент предложить новый продукт, а судить о его достоинствах - дело рынка. Телевизионная приставка, с какой стороны ни посмотри, является компьютером. Исходя из этого нетрудно предположить, что ее ждет тот же путь стремительных изменений, по которому прошла компьютерная индустрия. А ведь рынок для этой приставки будет значительно неопределеннее, чем для персональных компьютеров, и поэтому ее развитием, тем более, призван управлять сам рынок. Со стороны правительства было бы весьма неразумно диктовать здесь какие-то ограничения.

Тогда, в 1994 году, попытка провести через Конгресс США законопроект о телевизионных приставках в конце концов провалилась, но подобные вопросы поднимались и в 1995 году. Думаю, и в других странах кто-то предпримет аналогичные попытки. На первый взгляд, кажется разумным законодательно оформить определенные ограничения, - но стоит ослабить бдительность, и они задушат рынок.

В разных обществах и странах информационная магистраль будет строиться в разном темпе. Когда я бываю за границей, иностранные журналисты часто спрашивают меня, на сколько лет отстает их страна от Соединенных Штатов. Трудный вопрос. Преимущества Соединенных Штатов в размерах рынка, в насыщенности домов американцев персональными компьютерами и в том, как конкурируют между собой телефонные и кабельные компании за нынешние и будущие прибыли. Американские компании лидируют практически во всех технологиях, на основе которых будет строиться магистраль - в микропроцессорах, программном обеспечении, развлекательных системах, персональных компьютерах, телевизионных приставках и сетевом оборудовании.

Единственные серьезные исключения - производство мониторов и микросхем памяти.

У других стран свои преимущества. Сингапур, с его плотностью населения и тем политическим вниманием, которое уделяется информационной инфраструктуре, определенно выйдет на лидирующие позиции. Решения правительства кое-что значат в этой уникальной стране, где уже создается инфраструктура информационной магистрали. В скором времени каждой строительной компании придется в обязательном порядке подводить в новые дома и квартиры широкополосные кабели - так же, как сегодня они проводят воду, газ, электричество и телефон. Когда я встретился с Ли Куаном Ю (Lee Kuan Yew), семидесятидвухлетним главой кабинета, который был политическим лидером Сингапура с 1959 по 1990 год, на меня произвело сильное впечатление его понимание перспективы и вера в то, что основным приоритетом государства должен стать быстрый прогресс. Он считает крайне необходимым, чтобы его маленькая страна оставалась в Азии главным сосредоточием высокооплачиваемых рабочих мест. Я осмелился спросить господина Ли, понимает ли он, что правительству Сингапура надо будет отказаться от жесткого контроля над информацией. По его словам, Сингапур осознает, что в будущем придется опираться на иные, нежели цензура, методы, чтобы сохранить свою самобытную культуру и чувство общности народа, принося в жертву ради этого некоторые западные ценности.

А у правительства Китая иной подход - оно, по-видимому, надеется преуспеть и в том, и в другом. Как-то раз на брифинге министр почты и телекоммуникаций У Жичуань (Wu Jichuan) сказал репортерам: "Подключаясь к Internet, мы не подразумеваем полной свободы информации. Я думаю, что общество осознает это. Проходя через таможню, Вы обязаны показать паспорт. То же относится и к информации". У Жичуань заявил, что Пекин предпримет некие "руководящие меры" для того, чтобы контролировать приток данных по всем телекоммуникационным службам - по мере их развития в Китае. "Формирование инфраструктуры средств телекоммуникаций совершенно не противоречит идее государственного суверенитета. Ведь и International Telecommunications Union (Международный союз по телекоммуникациям) утверждает, что управление средствами связи - суверенное дело каждого государства". Видимо, господин министр не понимает, что реализация цензорского надзора при полном доступе к Internet потребует присмотра за каждым пользователем.

Во Франции первая оперативная служба Minitel привела к созданию сообщества издателей информации и познакомила широкую общественность с оперативными системами. Несмотря на ограниченные возможности, Minitel добилась крупных успехов, которые позволили внедрить множество новшеств и извлечь весьма поучительные уроки. Сейчас France Telecom вкладывает деньги в сеть с коммутацией пакетов (packet switch data network).

В Германии компания Deutsche Telekom в 1995 году значительно снизила расценки на услуги своих ISDN-сетей, что существенно повлияло на рост числа пользователей компьютерных сетей. Снижение расценок на ISDN оказалось мудрым шагом, поскольку стимулировало разработку приложений, которые ускорят внедрение систем с высокой пропускной способностью.

Уровень насыщенности бизнеса персональными компьютерами в странах Северной Европы даже выше, чем в Соединенных Штатах. В этих государствах хорошо понимают, какую выгоду получат квалифицированные специалисты от высокоскоростной связи с внешним миром.

Предсказать судьбу информационной магистрали в Японии очень трудно, хотя заинтересованность в высокотехнологичных системах связи там проявляется, пожалуй, как нигде в мире. Персональные компьютеры в бизнесе, школах и домах в Японии распространены намного меньше, если сравнить с другими развитыми странами. Отчасти это связано с трудностью ввода иероглифов с клавиатуры, но сказывается и тот фактор, что в Японии по-прежнему существует мощный рынок специализированных электронных машин - текстовых процессоров.

Однако по объему инвестиций в создание компонентов информационной магистрали Япония уступает только Соединенным Штатам. Многие крупные японские компании располагают прекрасной технологией и традициями долговременного подхода к своим инвестициям. Корпорация Sony владеет компаниями Sony Music и Sony Pictures, в которые входят Columbia Records и Columbia Studios. Toshiba вложила крупные деньги в Time Warner. Политику корпорации NEC прекрасно отражает ее лозунг "Компьютеры и связь", выдвинутый еще в 1984 году и как бы предвосхитивший идею создания информационной магистрали.

До недавнего времени индустрию кабельной связи в Японии связывали излишние ограничения, но темп перемен впечатляет. Масштабы японской телефонной компании NTT выделяют ее среди аналогичных компаний в мире, и она, безусловно, сыграет ведущую роль на всех направлениях строительства информационной магистрали.

В Южной Корее - хотя число компьютеров на душу населения меньше, чем в Соединенных Штатах, - четверть машин установлена в жилых домах. Эта статистика наглядно демонстрирует, что страны с крепкими семейными узами, где заботятся об образовании детей, станут плодородной почвой для расцвета образовательных продуктов. Мощная поддержка правительства позволит создать стимулы для недорогих подключений школ к сетям и провести магистраль в сельские районы и районы с низкими доходами населения.

Австралия и Новая Зеландия тоже заинтересованы в магистрали, отчасти из-за огромной географической удаленности друг от друга и от остальных развитых стран. Телефонные компании в Австралии сейчас приватизируются, что открывает рынок для конкурентной борьбы и реализации перспективных планов. Рынок телекоммуникаций в Новой Зеландии - самый открытый в мире, а местная телефонная компания, недавно приватизированная, - пример того, насколько эффективна может быть приватизация.

Сомневаюсь, что какая-нибудь из развитых стран, включая Западную Европу, Северную Америку, Австралию, Новую Зеландию и Японию, сильно вырвется вперед или отстанет в течение года, если, конечно, этому не поспособствуют неудачные политические решения. В рамках каждого государства по экономическим и демографическим причинам одни группы населения получат доступ к магистрали раньше других. Вначале компьютерные сети проникнут в богатые кварталы, так как именно их обитателей дополнительные расходы не слишком обременят. Не исключено, что местные законодатели будут даже соревноваться друг с другом в создании таких условий, чтобы развертывание информационной магистрали начиналось именно с их территории. В индустриальных странах, где законы благоприятствуют конкуренции, строительство магистрали не потребует денег налогоплательщиков. Темп подключения отдельных домов к магистрали в значительной мере зависит от валового национального продукта (ВНП) на душу населения. Несмотря на это, даже в развивающихся странах связь предприятий и школ с информационной магистралью даст огромный эффект и уменьшит ту пропасть в доходах, которая существует между ними и развитыми государствами. Такие регионы, как Бангалор в Индии или Шанхай и Гуанчжоу в Китае, прежде всего будут подключать предприятия, способные предложить мировому рынку услуги своих высокообразованных работников.

Далее...


оглавление   гл_1   гл_2   гл_3   гл_4   гл_5   гл_6   гл_7   гл_8   гл_9   гл_10   гл_11   гл_12   послесловие   комментарии


© БНЭ 2001-2010. Наши партнеры: